Граф Андрей Михайлович Ланской

(фр. Andre Lanskoy; 31 марта (13 апреля)1902, Москва — 24 августа 1976, Париж) — русский живописец, график.

Правнук Сергея Степановича Ланского. Родился в семье графа Михаила Михайловича Ланского (1863—1924) и его второй жены Варвары Васильевны (урожд. Парусиновой; 1877—1969) .

В 1908 семья переехала в Санкт-Петербург, где Ланской поступил в Пажеский корпус, в котором проучился только год, а затем покинул это заведение по собственному желанию и с согласия родителей. С ранних лет Ланской проявлял интерес к цвету, увлекался русским фольклором, ярмарочными представлениями. Он стремился войти в артистическую городскую среду. Интерьеры петербургских кабаре, в частности росписи известного художника и декоратора Сергея Судейкина, произвели на него огромное впечатление и впоследствии оказали огромное влияние на его творчество.

После революции 1917 Ланской переехал в Киев, где посещал мастерскую Александры Экстер, яркой представительницы кубистического направления в искусстве, и создал свои первые акварели и гуаши, к сожалению, не сохранившиеся. Затем он вступил добровольцем в Белую армию и в 1920 вместе с ней навсегда покинул Россию. С приездом во Францию в 1921, где молодой человек учился в академии Гран Шомьер и познакомился с В. С. Бартом и кумиром своей юности С. Ю. Судейкиным, началась карьера Ланского-художника. Жил он в Париже в одном из очагов русской эмиграции — квартале Монпарнас, в колонии молодых художников-авангардистов «Улей». В 1923 он впервые выставил свои работы на выставке группы русских художников «Удар» в галерее La Licorne, под знаком художественных устремлений Судейкина.

Картины Ланского на выставке отличала примитивистская трактовка сюжетов в сочетании с яркостью красок, значительностью и плотностью фактуры. Большое значение художник придавал свету, который, по его мнению, являлся первым органическим элементом, организующим все остальное: рисунок, композицию, ритм. Это не только физический цвето-свет, творцом которого называют Ланского, но главным образом мистический, освещающий витражи соборов христианской Европы. Поэтому палитра Ланского выделяется своей уникальной цветовой гаммой и среди его русских современников, и среди всего фигуративного искусства 1920-х годов. Она несет в себе тот неповторимый «славянский элемент», который отличает Ланского от других художников Парижской школы. В таком стиле написаны основные картины художника 1920-х — натюрморты, пейзажи, семейные портреты и сцены в интерьере: «Городской пейзаж» (1923), «Банкет» (около 1925), «Комедианты» (1925). В 1925 в Париже прошла первая персональная выставка Ланского и ряд совместных выставок с другими русскими художниками: В. С. Бартом, К. А. Терешковичем, И. А. Пуни, П. Ф. Челищевым, М. З. Шагалом. Он участвовал в парижских салонах: Осеннем, Тюильри, Майском, «Новых реальностей». С этого времени его работы активно покупали известные коллекционеры: Л. Зборовский, В. Удэ, Р. Дютильель. Ланской был очень мажорным и к тому же глубоко верующим человеком, что не могло не отразиться в его картинах. В конце 1920-х их цветовая гамма становится более светлой, фактура — более легкой, художник создает такие умиротворенные, идиллические композиции, как «Кафе», «Композиция» (обе — около 1927-1928), «Портрет графини Ланской» (около 1930). В изображаемых им людях его не интересовала социальная или даже психологическая характеристика. Взгляды персонажей пронзали реальность, отражая сущее по ту сторону видимого мира. Таким образом, Ланской создавал атмосферу сакральности в, казалось бы, самых банальных сюжетах из повседневной жизни. С 1937 художник под влиянием В. В. Кандинского и П. Клее начал отходить от предметного искусства. В 1942 он экспонировал первые свои абстрактные картины на персональной выставке в галерее Berri-Raspail.

Постепенно он пришел к новой для себя форме искусства — полуфигуративности на грани абстракции. Фигуративные элементы распадались на геометрические формы, возникали абстрактные элементы, обозначенные цветовыми пятнами. Для абстракции мастер выбирал гуашь — более гибкую и непосредственную технику, чем масло. Цвет становился единственным объектом и сюжетом картин художника, причем в его гуашах начали преобладать холодные цвета. Геометрические фигуры заняли место фигур одушевленных, но, по замечанию критика Жана Гренье, «эти фигуры не имеют ничего общего с созданиями кубистов: они состоят из впадин и наростов, наслаиваются и перемешиваются». Заметными произведениями этого периода являются «Мужской портрет» (1938–1940), «Мыслитель» (1940), «Пейзаж с велосипедистом» (1941). В 1945 Ланской основал направление «лирической абстракции», «абстрактного экспрессионизма» или action painting, цель которого заключалась в разрыве с геометризацией европейского конструктивизма, господствовавшего в абстракционизме 1920-х — 1930-х, и в поиске непосредственного выражения во внутреннем «Я» художника. Однако вплоть до 1946–1947 в картинах Ланского существовали и сюжеты и фигуративные элементы. На стыке манер написана в 1946 замечательная гуашь «Композиция» с ее таинственным, необычным сюжетом. И в дальнейшем элементы фигуративности так до конца и не исчезли из работ Ланского, таясь во взрывах и брызгах ярких цветов: «Вечерняя ярмарка» (1956), «Венгерский праздник» (1956), «Жестокость красного» (1959). Излюбленной темой поздних произведений художника стала религия: в начале 1960-х он написал серию гуашей для Книги Бытия, в 1964 — «Теологию и урбанизм». Художник постоянно расширял поле своей творческой деятельности. Он создал целый ряд разноцветных ковров: в 1958 выполнил ковер для теплохода «Франция». Он иллюстрировал книги, например «Кортеж» Пьера Лекюира (1959), совершенствовал технику коллажа. В 1974 работал над мозаиками Факультета Наук в Рене. В конце 1960-х Ланской приступил к реализации своего давнего замысла — созданию иллюстраций к гоголевским «Запискам сумасшедшего». Эту работу, однако, художник завершить не успел.

Экспертизы работ: 

 
Художники